Вы здесь: КараколНаш городПржевальский Н.М.Сподвижники Н.М. Пржевальского

Сподвижники Н.М. Пржевальского

«На бредом больного воображения было последнее выраженное дорогим нам усопшим, желание быть похороненным на берегу Иссык-Куля. Идея, связанная с этим желанием, не только глубокая, но и вполне соответствующая русскому народному складу ума Николая Михайловича. В русском народном творчестве сказочный русский богатырь желает быть похороненным на перепутье, как бы указывая своею могилою на дальнейшие пути тем русским богатырям, которые пойдут вслед за ним».

Продолжать дело исследования Центральной Азии еще далеко не оконченное Н.М. Пржевальским, взялись многие из выдающихся членов Императорского Русского Географического Общества, заявившие о себе отважными путешествиями. Совету Общества удалось уже в следующем 1889 г. снарядить три экспедиции во Внутреннюю Азию: под руководством М.В. Певцова, Г.Н. Потанина и братьев Г.Е. и М.Е. Грумм-Гржимайло.

Экспедиция Н.М. Пржевальского была переорганизована и поставлена под руководством достойного и основательного исследователя Монголии полковника М.В. Певцова. В ее состав вошли неизменные спутники Н.М. Пржевальского В.И. Роборовский и П.К. Козлов, сверх того экспедиция была усилена в научном отношении присоединением к ней талантливого геолога в лице К.И. Богдановича, уже заявившего себя перед Обществом своими прекрасными геологическими работами в Закаспийской области. Зато число нижних чинов конвоя было сокращено до 12 человек (вместо 22), да и сама задача экспедиции была ограничена обозрением горного хребта Кунь-Луня и северной окраины высокого Тибетского нагорья, на пространстве приблизительно от верховья р. Керии до меридиана озера Лобнора. При этом экспедиция должна была пересечь, по пути туда и обратно, Китайский Туркестан по двум неисследованным направлениям, а также по возможности исследовать восточные склоны горных массивов, отделяющих Китайский Туркестан от Русского и дающих начало верховым рекам системы Тарима и Лобнора.

Певцов Михаил Васильевич - исследователь Центральной Азии, генерал-майор...

Экспедиция завершилась к 1 января 1891 г. пересечением ею государственной границы, а 3 января экспедиция прибыла в Зайсанский пост. Ею было снято около 9600 верст маршрутной съемки, определено географическое положение 50 пунктов и в 10 из них сделаны магнитные наблюдения; измерено около 350 высот. Кроме того, собраны довольно подробные сведения по общей географии и этнографии посещенных местностей и снято 150 фотографических снимков. Зоологическая коллекция экспедиции состояла приблизительно из 60 видов млекопитающих, 220 видов птиц (около 1200 экз.), 20 видов рыб (примерно 150 экз.), 40 видов земноводных и пресмыкающихся (300 экземпляров) и около 200 видов насекомых. Гербарий экспедиции заключал в себе до 700 видов растений. Геологом экспедиции К.И. Богдановичем произведены были на обширном пространстве геологические исследования и собрана богатая коллекция горных пород.

По возвращении экспедиции, в торжественном Общем Собрании общества 2 октября 1891 г. Вице-Председатель Императорского Русского Географического общества приветствовал М.В. Певцова речью, а сам Певцов сделал интересное сообщение о ходе и результатах вверенной ему экспедиции. Результаты эти, благодаря трудолюбию всех участников экспедиции были обработаны и изданы в двух томах, из которых второй, принадлежащий К.И. Богдановичу, вышел уже в 1893 г., а другой — первый - чрезвычайно основательно обработанный самим М.В. Певцовым, вышел в изящном издании в 1895 г., к юбилею Общества.

Сподвижники и продолжатели трудов Н.М. Пржевальского В.И. Роборовский и П.К. Козлов, довершившие ликвидацию «белого пятна» на карте Центральной Азии, известны далеко за пределами нашей страны. Оба они, бывшие спутники Н.М. Пржевальского, имели хорошую подготовку и опыт учителя, и могли делать самостоятельные маршруты.

Благодаря пытливому и любознательному характеру, они рано пристрастились к географическим путешествиям. В то время в ореоле мировой славы был русский путешественник по Центральной Азии Н.М. Пржевальский. Газеты и журналы были полны сообщениями о его географических открытиях. Его портреты печатались почти во всех периодических изданиях. Молодежь с восторгом читала увлекательные описания путешествий Пржевальского, и не один юноша, читая об открытиях и подвигах этого замечательного путешественника, загорался мечтою о таких же подвигах.

И молодой В.И. Роборовский загорелся идеей принять участие в экспедиции, организованной великим исследователем. Всеволоду Ивановичу повезло: он встретил своего гимназического товарища Ф.Л. Эклона, который был спутником Пржевальского в Лобнорской экспедиции. Эклон представил Роборовского Николаю Михайловичу. Во время первой встречи с известным путешественником 23-летний прапорщик пехотного полка Роборовский был настолько взволнован и смущен, что даже не смог заговорить о том, что волновало его больше всего, — о своем желании попасть в состав экспедиции Пржевальского. И только во время одной из следующих встреч он с трепетом в душе сказал Николаю Михайловичу о том, что счел бы для себя величайшим счастьем сопутствовать ему в экспедиции. Вместо ответа Пржевальский стал рассказывать о трудностях путешествий, рисуя их в нарочито мрачных тонах, присматриваясь к реакции молодого военного. По прошествии нескольких месяцев, после многочисленных встреч и бесед, 22 декабря 1878 г. Пржевальский сказал Роборовскому: «Я с Вами хорошо познакомился, долго и различно испытывал Вас, желая узнать Ваш характер, и убедиться, какое дело, какие именно занятия могут быть поручены Вам и, в конце концов, решил взять Вас с собою». Так Всеволод Иванович стал постоянным участником экспедиций Пржевальского в Центральную Азию. Уже во второй своей экспедиции (в четвертой экспедиции Пржевальского) Роборовский стал ближайшим помощником своего учителя. После второй экспедиции Роборовский серьезно занялся научной подготовкой. Много времени он проводил в библиотеках и залах Зоологического музея, в Ботаническом саду, консультировался у ученых-специалистов — он хотел как можно лучше подготовиться к самостоятельным поездкам, обещанным Пржевальским в следующей экспедиции. К сожалению, эта экспедиция не состоялась из-за смерти Пржевальского. Приобретенные знания пригодились Роборовскому в следующем его путешествии под началом М.В. Певцова, а затем и в экспедиции, организованной в 1893 г. им самим по поручению Императорского Русского Географического Общества. В малоисследованные области Центральной Азии в 1892 г. было решено снарядить две экспедиции. В состав одной экспедиции вошли Г.Н. Потанин, М.М. Березовский и В.А. Обручев. Руководство же второй экспедицией было поручено В.И. Роборовскому. В план экспедиции В.И. Роборовского входило исследование Люкчунской котловины, составление естественноисторических коллекций, метеорологические наблюдения, сбор гербариев и фаунистических коллекций, этнографические наблюдения и др. В состав экспедиции кроме самого Роборовского и его ближайшего помощника Петра Кузьмича Козлова входили второй помощник начальника экспедиции, а также переводчик с китайского, губернский секретарь Вениамин Федорович Ладыгин, восемь нижних чинов и двое вольнонаемных.

На пути к горам Тянь-Шаня им не раз преграждали путь бурные реки с ледяной водой. Во время перехода по Тянь-Шаню продолжительные дожди и низкие температуры заставляли страдать и людей, и животных. Невзирая на трудности, экспедиция продвигалась вперед, собирая по пути коллекции и проводя постоянные наблюдения. Чем дальше продвигались путешественники, тем тяжелее становились переходы по неприступным горам, среди снега и льда, при температуре воздуха — 30-35°С и сильно разреженном воздухе. Но как только они достигали новых мест, все страдания забывались, и чувство восторга охватывало их. П.К. Козлов вспоминал, например, как он и Роборовский любовались с высоты горного перевала «чарующими снеговыми вершинами хребта «Седой дедушка» Амнэ-мачин, многочисленными ущельями, вверху скованными ледниками, а внизу наполненными шумом водных каскадов, обрамленных густой растительностью, под сенью которой скрывались интересные звери и птицы». Во многих необыкновенных местах побывали путешественники и еще много оставалось впереди, но... В ночь на 28 января (10 февраля) у Роборовского случился инсульт. Ему было всего 39 лет. Боль, шум в голове и головокружения не прекращались, но Роборовский всячески стремился побороть болезнь. Дело экспедиции, однако, не останавливалось. Козлов ходил на экскурсии и знакомился с обитателями лесов окрестных ущелий. В.Ф. Ладыгин знакомил больного Роборовского с флорой окрестных гор, принося сухие зимние образцы. На восьмой день болезни Роборовского экспедиция повернула в обратный путь. Несмотря на трудности, цель экспедиции была достигнута. В течение 30 месяцев она проделала огромный маршрут по местам, где еще не ступала нога европейца  - исследователя. Топографической съемкой она охватила 28 тыс. км пути.

Путешествие Роборовского, как и путешествие Пржевальского, было комплексным. Роборовский вывез из Центральной Азии огромные коллекции животных, птиц, насекомых (которые для обработки были переданы в Императорскую Академию наук); растений, которые были сданы в Императорский Санкт-Петербургский Ботанический сад и обработку которых проводил сам Роборовский под руководством академика СИ. Коржинского; горных пород, которые были пересланы для обработки в Иркутск геологу, горному инженеру В.А. Обручеву. Кроме того, им привезены образцы старинного письма, монет, книг, рисунков, гончарных изделий, украшений, добытых из развалин древних городов Турфанской котловины. Привезенные им свитки уйгурских рукописей настолько заинтересовали Академию наук, что для детальных исследований была отправлена на место партия специалистов.

В Санкт-Петербург Роборовский и Козлов прибыли 2 (14) января 1896 г. А 13 (25) января они были представлены Государю Императору в Зимнем Дворце. Государь расспрашивал о путешествии и поздравил Роборовского с получением капитанского звания. Все участники экспедиции были награждены медалями и орденами, а также денежными премиями.

За научную и экспедиционную деятельность Роборовский получил высшую награду Русского Географического общества — Константиновскую медаль и серебряную Медаль Пржевальского.

Всеволод Иванович Роборовский оказался достойным учеником Пржевальского, отдавшим избранному делу всего себя без остатка. Будучи больным, он продолжал работать над отчетом своей экспедиции, который составил 610 страниц текста плюс карты и фотографии. Свой труд Роборовский писал в родовом гнезде — имении «Тараки». Там в кругу родных и близких он провел последние годы жизни. Болезнь, поразившая его в горах Центральной Азии, так и не отступила. Постоянные боли и тяжелейшие припадки становились все более частыми, и 3 августа 1910 г. Всеволода Ивановича не стало. Ему было всего 54 года.

П.К. Козлов — будущий спутник и преемник Пржевальского — тоже не пропуская читал все, что печатали о великом исследователе Центральной Азии. Статьи и книги самого Пржевальского зажгли в нем романтическую любовь к просторам Азии, а личность знаменитого путешественника в воображении юноши принимала облик почти сказочного героя. В шестнадцать лет П.К. Козлов окончил четырехклассную школу и, так как надо было зарабатывать на жизнь, поступил на службу в контору пивоваренного завода в 66 км от родной Духовщины, в местечке Слобода Поречского уезда. Однообразная работа в конторе завода не могла удовлетворить живую натуру юноши. Он жадно тянулся к учению и стал готовиться к поступлению в учительский институт. Но в один из летних вечеров 1882 г. он встретился с Н.М. Пржевальским. Впоследствии он сам писал: «Тот день я никогда, никогда не забуду, тот день для меня из знаменательных знаменательный»(35). Почувствовав в Козлове человека, искренне любящего дело, которому он сам был беззаветно предан, Николай Михайлович Пржевальский принял горячее участие в жизни юноши. Осенью 1882 г. он поселил П.К. Козлова у себя и стал руководить его учебными занятиями. П.К. Козлов твердо решил в ближайшем будущем стать спутником Пржевальского. Но это было не так просто. Н.М. Пржевальский составлял свои экспедиции исключительно из военных. Поэтому П.К. Козлову волей-неволей надо было сделаться военным. В январе 1883 г. П.К. Козлов успешно сдал экзамен за полный курс реального училища. После этого поступил на военную службу вольноопределяющимся и, прослужив три месяца, был зачислен в экспедицию Н.М. Пржевальского.

Пётр Кузьмич Козлов - ученик и последователь Н. М. Пржевальского

П.К. Козлов совершил шесть путешествий в Центральную Азию. Первые три путешествия проведены им под начальством — последовательно — Н.М. Пржевальского, М.В. Певцова и В.И. Роборовского. Он получил хорошую закалку, столь необходимую для преодоления тяжелых условий суровой природы Центральной Азии, и даже боевое крещение в борьбе с превосходящими численно вооруженными силами местного населения. Осенью 1888 г. П.К. Козлов отправился вместе с Н.М. Пржевальским в свое второе путешествие. Однако в самом начале этого путешествия, близ г. Каракола, на берегу оз. Иссык-Куль, начальник экспедиции Н.М. Пржевальский заболел и вскоре умер. Прерванная смертью Н.М. Пржевальского экспедиция возобновилась осенью 1889 г. под руководством М.В. Певцова. Экспедиция собрала богатый географический и естественно-исторический материал, немалая доля которого принадлежала П.К. Козлову. Третья экспедиция (с 1883 по 1885 гг.), участником которой был П.К. Козлов, проходила под руководством бывшего старшего помощника Пржевальского — В.И. Роборовского. На полпути тяжело заболел В.И. Роборовский. П.К. Козлов принял на себя руководство экспедицией и благополучно довел ее до конца. Он представил полный отчет об экспедиции, изданный под заглавием «Отчет помощника начальника экспедиции П.К. Козлова». В 1899 г. П.К. Козлов совершил свое первое самостоятельное путешествие в качестве начальника Монголо-Тибетской экспедиции. Он сделал подробные описания многочисленных физико-географических объектов маршрута, неизвестных до тех пор науке. Кроме того, П.К. Козлов дал блестящие очерки экономики и быта населения Центральной Азии, среди которых выделяется описание любопытных обычаев цайдамских монголов с исключительно сложным ритуалом празднования важнейших событий жизни. Из этой экспедиции П.К. Козлов вывез обильную коллекцию флоры и фауны пройденных местностей.

Во время экспедиции путешественникам не раз приходилось пробивать себе дорогу кровопролитными сражениями с крупными вооруженными отрядами. Почти двухлетняя оторванность экспедиции от внешнего мира явилась причиной упорного слуха о полной ее гибели, дошедшего до Петербурга. За это путешествие П.К. Козлову была присуждена Русским Географическим обществом Золотая медаль.

В 1907—1909 гг. П.К. Козлов совершил свое пятое путешествие (Монголо-Сычуаньская экспедиция). Оно ознаменовалось открытием в песках Гоби мертвого города Хара-Хото, давшего археологический материал огромной ценности. При раскопках Хара-Хото обнаружена библиотека в 2000 книг, в основном на «неизвестном» языке, оказавшемся тангутским. Там же обнаружена коллекция ксилографии (клише) для печатания книг и культовых изображений, указывающая на знакомство Востока с книгопечатанием за сотни лет до появления его в Европе. Большой интерес представляет открытая в Хара-Хото коллекция бумажных денег, являвшихся единственной в мире коллекцией бумажных денег XIII—XIV вв. Раскопки в Хара-Хото дали также богатый набор статуй, статуэток и всевозможных культовых фигурок и более 300 буддийских изображений, писанных на дереве, шелке, полотне, бумаге. Из этой экспедиции, так же как и в предыдущей, П.К. Козлов помимо ценного географического материала вывез многочисленные коллекции животных и растений, среди которых оказалось немало новых видов и даже родов.

П.К. Козлов был превосходным рассказчиком и лектором. В перерывах между путешествиями он часто выступал в различных аудиториях с захватывающими внимание слушателей рассказами о своих путешествиях.

Во время шестого путешествия, совершенного им в 1923—1926 гг., П.К. Козлов исследовал сравнительно небольшую территорию Северной Монголии. Однако и здесь он получил крупные научные результаты: в горах Ноин-Ула П.К. Козлов открыл 212 могильников, оказавшихся гуннскими погребениями. По обилию образцов греко-бактрийского искусства ноин-улинская коллекция не имеет себе равных во всем мире. Шестое путешествие П.К. Козлова было последним.

После он жил в Ленинграде, а затем в 50 км от Старой Руссы (Новгородской области), в деревне Стречно. Скоро П.К. Козлов приобрел популярность среди местной молодежи и организовал кружок юных натуралистов, которых стал обучать сбору коллекций, точному научному определению животных и растений, препарированию птиц и зверей. Умер он от склероза сердца в санатории под Ленинградом 26 сентября 1935 г.

Петр Кузьмич Козлов как исследователь Центральной Азии имел мировую известность. Русское Географическое общество наградило П.К. Козлова медалью имени Н.М. Пржевальского и избрало его почетным членом. В 1910 г. Козлов получил большие золотые медали от географических обществ, английского и итальянского. В 1928 г. Украинской Академией наук он был избран действительным членом. Среди исследователей Центральной Азии П.К. Козлов занимает одно из самых почетных мест. В области археологических открытий в Центральной Азии он является положительно уникумом среди всех исследователей XX в.

Имя Г.Н. Потанина в истории географического изучения Центральной Азии стоит в одном из первых мест. Мнение историков о том, что Г.Н. Потанин наряду с Н.М. Пржевальским и М.В. Певцовым заложил основы современной географии Центральной Азии, единодушно. В.А. Обручев о заслугах Г.Н. Потанина писал: «Т.Н. Потанин имел необходимые для путешественника по Внутренней Азии личные качества: закаленное трудами и лишениями здоровье, чрезвычайную неприхотливость и выносливость, знакомство   с местными языками, умение обращаться с туземцами, хорошие познания в области географии и естественных наук, отличное знакомство с литературой по географии   Сибири и Внутренней Азии и, конечно, любовь к делу и полную, самоотверженную преданность науке».

Особые заслуги экспедиций Г.Н. Потанина заключаются в богатстве и новизне собранных им материалов по этнографии. Русское географическое общество высоко оценило его многолетнюю деятельность и в 1886 г. наградило Константиновской медалью.

В 1892 г. Потанин предпринял Сычуаньскую экспедицию. В ее состав, помимо Г.Н. Потанина и его жены, вошли зоолог М.М. Березовский и геолог В.А. Обручев. Участники экспедиции собрались в Пекине и оттуда направились в Сычуань. Выполнению намеченных планов этой экспедиции помешала смерть А.В. Потаниной в пути.

Экспедиция братьев М.Е. и Г.Е. Грумм-Гржимайло работала преимущественно в горных районах. Экспедиция отправилась в туть в мае 1889 г. из Джаркента и прошла то горным районам Восточного Тянь-Шаня з Турфанскую впадину и Гашунскую Гоби. Далее она пересекла нагорье Бэйшаня, ;еверные предгорья Нань-Шаня (коридор Кэси) и посетила район оз. Куку-Нор и Восточный Наныпань. В итоге работ были :обраны богатые ботанические и зоологические коллекции. Экспедицией был собран штересный этнографический материал.

В.А. Обручев, входивший в состав Сычуаньской 1кспедиции, провел в 1892—1894 гг. ряд больших амостоятельных маршрутов по Центральной Азии, iro деятельность в этот период можно осматривать как самостоятельную экспедицию, ем более он был первым специалистом-геологом, пересекшим обширные территории Центральной (К.И. Богданович изучал лишь небольшой айон западной Кашгарии). Маршрут экспедиции ыл очень сложный и разнообразный, но езультаты его экспедиции были очень лодотворными. Кроме того, в отличие от своих редшественников, при обработке материалов он не граничивался их общей оценкой, а привлекал уже мевшиеся к тому времени литературные сточники. В этом отношении В.А. Обручев был в олее выгодном положении, чем его редшественники, так как в своих работах использовал богатый арсенал прежде собранных другими исследователями сведений.

В конце XIX в. исследование Центральной Азии продолжали лишь Г.Н. Потанин и молодой спутник и ученик Н.М. Пржевальского П.К. Козлов, ставший к тому времени опытным путешественником. В 1887 г. по поручению ИРГО братья Э.Л. и А.Л. Гарнак провели обследование Южного Хингана и Восточной Монголии.

В 1890 г. в западной Кашгарии, Турфане и Хами работал Н.Ф. Катанов. Интересные сведения по Географии Большого Хингана доставил в 1891 г. в ИРГО Д.В. Путята.

В начале XX в. из блестящей плеяды исследователей Центральной Азии продолжали ее изучение лишь П.К. Козлов и Г.Е. Грумм-Гржимайло.

Имя Г.Е. Грумм-Гржимайло еще при жизни пользовалось широкой известностью не только на родине, но и за рубежом. В 1907 г. Русское Географическое общество присудило ему за работы по географическому изучению Центральной Азии свою высшую награду — Константиновскую медаль. Многочисленные труды Г.Е. Грумм-Гржимайло сохранили свою ценность до наших дней.

После экспедиций Н.М. Пржевальского, Г.Н. Потанина, В.И. Роборовского, М.В. Певцова, В.А. Обручева, Г.Е. Грумм-Гржимайло и П.К. Козлова в дореволюционный период мало кому удавалось посетить обширные области Центральной Азии. Лишь некоторые из них были описаны западноевропейскими учеными. Экспедиции Ф. Рихтгоффена, С. Гедина, К. Футтерера и Г. Мерцбахера, дополнив труды экспедиций русских исследователей, способствовали уточнению географического описания отдельных районов Азии.

Деятельность русских первоисследователей Центральной Азии по достоинству оценена во всем мире. Все они имели многочисленные награды ряда русских и иностранных обществ и были их почетными членами. Труды их переведены на языки многих стран, включены во все географические монографии об Азии. Имена их упоминаются с благодарностью каждый раз, как только приходится новому исследователю писать об этих интереснейших областях. Много книг и статей написано о них, много новых видов растений и животных названо их именами.

Работы русских ученых в Центральной Азии во второй половине XIX — начале XX вв. составили эпоху больших путешествий и географических открытий. Благодаря экспедициям Русского Географического общества, продолжавшимся с небольшими перерывами более полувека, было не только положено начало изучению Центральной Азии, но и сделаны открытия мирового значения.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Если Вы хотите опубликовать свой материал на сайте города Каракол, пишите на электронную почту admin@karakol.name

ОПРОС

Автовладельцы, пристегиваетесь ли вы ремнем безопасности за рулем?

Объявления

  • Продам 1 км.кв.

    Срочно.Дешево.Продается 1х ком. кв-ра. в г. Каракол микр. "Восход" на 5 этаже благоустроенная, солнечная сторона, не угловая. В обычном состоянии.

    Обращаться по тел.+996553235723

  • Сдам дачи

    Сдаются дачи на берегу озера. Сдам отличные дачи в тихом, живописном месте. Дома светлые, чистые с мебелью. Есть все для комфортного отдыха. Адрес: общество "Кировец" дома 8 местные и 4 местные. Телефон: 776 (708) 99-28-98 Кубан 771 49-14-15 Женя

  • Парикмахерский Салон

    Продается Парикмахерский Салон (Павильон) со всем обороудованием в городе Каракол в районе Базара рядом с т.д "Авангард". Цена 10000$.

  • Продаю дом

    Продаю дом в центре города. Московская пересечения токтогула. 8 соток и 60кв дом. Есть баня и хоз.постройки. идеально под бизнес. 0778205989 0778205889

  • Тепличный бизнес

    Мы приглашаем Вас на курсы тепличного дела от Тилека Токтогазиева. На курсе Вы пройдете все основные этапы построения тепличного бизнеса: от выбора культуры до рынка сбыта.