Вы здесь: КараколНаш городПржевальский Н.М.Первое (Монгольское) путешествие Пржевальского

Первое (Монгольское) путешествие Пржевальского

Центральная Азия — не только перекресток нескольких цивилизаций, здесь поразительно разнообразие природных условий: субтропические степи, горные тундры, альпийские луга, коварные пустыни, двухъярусные реки, ущелья глубиной в несколько километров, каскады водопадов, ледники, покрывающие плоские горные вершины. На географических картах эти места были либо белым пятном, либо фантазийным узором, нанесенным древними китайцами.

В своем первом центрально-азиатском путешествии с 1870 по 1873 гг. Пржевальский прошел считавшуюся непроходимой пустыню Гоби и увидел, что это не возвышенность, как предполагали многие, а впадина с холмистым рельефом, что Нань-Шань не хребет, а горная система. Ночью он смотрел на звезды не ради умиротворения, а для астрономического уточнения топографических объектов. Проводил барометрические определения высот, вычисление магнитного наклонения, метеорологические наблюдения и все тщательно записывал.

Экспедиционный отряд Н.М. Пржевальского

Его маленькому отряду всего в 4 человека постоянно приходилось отражать нападения местных разбойников. «Я уповаю на свое здоровье, на свой штуцер и на пословицу: «Не так страшен черт, как его малюют». Штуцер 12 калибра с ручной овальной уникальной сверловкой был заказан им в Лондоне у лучшего ствольщика того времени Чарльза В. Ланкастера.

Членов своей экспедиции Пржевальский подбирал по принципу «только бы человек сам по себе был хороший — это вещь первой важности». Потом они писали ему: «С вами готовы в огонь и в воду».

Пржевальского ждали зыбучие пески, миражи, бураны, лютые холода и нестерпимая жара: минус 45 зимой и плюс 50 летом. Ландшафт «украшали» крутящиеся столбы соленой пыли да валяющиеся повсюду кости лошадей, мулов, верблюдов. Полдень порой казался сумерками, от сильного ветра постоянно болела голова. Зимой приходилось переплывать студеные реки, спать на войлоке, постланном на мерзлую землю. Воду, из которой варили чай, черпали из мутных соленых озер. Петербургскому офицеру, выросшему во вполне обеспеченном дворянском доме, пришлось оставить всякую брезгливость. В пустыне Алашань вода не встречалась на протяжении сотен верст. «У меня до сих пор мутит на сердце, когда я вспомню, как однажды, напившись, чаю из колодца, мы стали поить верблюдов и, вычерпав воду, увидели на дне гнилой труп человека». Нередко случалось, что проводники -местные жители — заставляли путешественников блуждать без толку, не пускали ночевать, не продавали съестных припасов, воровали верблюдов.

Китай был охвачен смутой: многочисленные восстания, власть коварной императрицы Цыси. Однажды банда более чем из ста человек перекрыла единственную тропу через перевал, намереваясь захватить путников и поживиться их добром. «Мы, четверо русских, решились или пройти, или погибнуть. Но с оружием в руках, а не позорной смертью барана, которого разбойники потащили бы на виселицу...». И прошли.

На пути в Ургу (ныне Улан-Батор) снова пересекали Гоби. Проводник долго водил их, обещая колодец, а колодца все не было. Воды оставалось по нескольку глотков на каждого, а жизненных сил, быть может, на час. Выведенный из терпения Пржевальский приказал одному из членов экспедиции посадить вместе с собой на лошадь проводника и скакать во весь опор в ту сторону, в которую он укажет. Если воды снова не найдут или проводник вздумает бежать — пристрелить. Вода быстро отыскалась.

Пржевальский и его спутники были так переутомлены этим переходом, что даже длительный сон не давал им отдыха, ночью преследовали тяжелые кошмары. Измученные за два года, немытые, в изорванных фуражках и одежде, в сапогах с подшитыми шкурами вместо подошв, они пришли в Ургу. Затем — Кяхта, Иркутск, Москва, Петербург.

По пустыням и горам Монголии и Китая Пржевальский за 1870-1873 гг. прошел более 11800 км и при этом снял глазомерно около 5700 км. Научные результаты этой экспедиции поразили современников. Пржевальский дал подробные описания пустынь Гоби, Ордоса и Алашани, высокогорных районов Северного Тибета и котловины Цайдама (открытой им), впервые нанес на карту Центральной Азии более 20 хребтов, семь крупных и ряд мелких озер.

Сразу по возвращении на родину на Пржевальского обрушились поздравления, встречи, награды. Первые дни его пребывания в Санкт-Петербурге были сплошным торжеством. В январе 1874 г. Географическое общество присудило ему высшую свою награду Константиновскую медаль. 9 февраля 1874 г. Пржевальский показывал свою зоологическую коллекцию австрийскому императору Францу-Иосифу. Коллекция была перевезена в здание главного штаба, и сам Пржевальский размещал ее по столам. «Я сам, — говорил Николай Михайлович, — в первый раз видал в таком блеске свою коллекцию. Одних птиц лежало 1110, кроме того, 35 шкур больших животных и проч.». Император долго и внимательно рассматривал эту коллекцию, не переставая расспрашивать, много ли он вынес опасностей и лишений; по окончании осмотра он пожаловал Пржевальскому кавалерский крест ордена Леопольда.

21 марта коллекцию Пржевальского смотрел также император Александр И. Государь настолько заинтересовался этой коллекцией, что тут же признал необходимым купить ее для музея Академии наук, но заметил, что Академия не имеет для того средств, т.е. государь оценивал эту коллекцию слишком высоко. Воспользовавшись этим, Николай Михайлович написал письма в Академию и в Совет Географического общества с предложением купить его коллекцию за 10 тыс. рублей. По заявлению академиков Брандта, Шренка и Штрауха, которым было поручено произвести оценку, коллекция стоила гораздо дороже. Географическое Общество в свою очередь ходатайствовало о вознаграждении Пржевальского: «Общество не может не признать весьма желательным, чтобы коллекции г. Пржевальского, по отзыву специалистов, единственные в своем роде, остались в России памятником замечательного подвига путешественника». Коллекция позже была приобретена на средства государственного казначейства по установленной самим Пржевальским цене. Изданная Географическим обществом двухтомная книга «Монголия и страна тангутов» (1875—1876 гг.), в которой Пржевальский дал описание своего путешествия, была переведена на английский, французский и немецкий языки, как, впрочем, и все последующие его книги.

Комментарии  

0 #1 Тахмина 24.02.2014 14:38
Могу ли я воспользоваться вашей статьей для доклада? и можно ли список использованной вами литературы??
Цитировать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Если Вы хотите опубликовать свой материал на сайте города Каракол, пишите на электронную почту admin@karakol.name

ОПРОС

Автовладельцы, пристегиваетесь ли вы ремнем безопасности за рулем?

Объявления

  • Продаю дом

    Продаю дом в центре города. Московская пересечения токтогула. 8 соток и 60кв дом. Есть баня и хоз.постройки. идеально под бизнес. 0778205989 0778205889

  • Тепличный бизнес

    Мы приглашаем Вас на курсы тепличного дела от Тилека Токтогазиева. На курсе Вы пройдете все основные этапы построения тепличного бизнеса: от выбора культуры до рынка сбыта.